00:35 

Какую красоту мне подарили!

shalimar-00
Профессия: Ведьма
Спасибо еще раз, дорогая моя!!! Оно прекрасно!!!

31.12.2013 в 00:00
Пишет ishvaria:

Раздача слонов)))
Все-таки мы добрались - до последнего дня 2013 года! Прекрасно понимаю, что у всех полно хлопот перед самым праздником, а так хочется немного порадовать тех, кто весь год радует меня здесь.

Мы с Пернатым тут посоветовались и кое-что написалось. :xmangel:

Для shalimar-00

Дарья, радость моя неизбывная!
С наступающими тебя праздниками, пусть исполнится все, о чем задумываешься, загадываешь и мечтаешь в новом году!:moroz1:

То, что в моих силах, я могу исполнить - ты просила кроссовер Бартонов и Агентов Щ.И.Т. - беритя! (с):sng:

Автор: ishvaria
Фэндом: Мстители / The Avengers (2012) , Агенты Щ.И.Т.
Название: Дорога назад
Персонажи/Пейринг: Клинт Бартон (Соколиный Глаз)/Наташа Романова (Черная Вдова)
Рейтинг: G
Жанры: Ангст, Психология, Повседневность, Экшн
Размер: Мини
Дисклеймер: Все мимо
Статус: закончен
Примечание:





***
- Нат, уйди с линии огня! – в который уже раз повторяю я, пытаясь не задеть свою любимую «занозу в заднице». Мы все еще ведем бой, но признаки грядущего поражения уже видны – наша ученая парочка ФитцСиммонс, как они сами себя называют, застряли в своей лаборатории, Скай и компьютер заперты где-то в недрах бункера, Грант ранен и, похоже, серьезно. Только Кавалерия еще борется, я то и дело вижу мелькающих в воздухе ее противников, но их слишком много на нее одну. Фила нигде нет. Остаемся еще мы с Нат…Пуля, просвистевшая мимо, задевает мое плечо, и в этот самый миг я ясно понимаю, что на ней имя моей Нат…И сделать уже ничего не успеваю, только смотреть, как она неумолимо движется по траектории, выпущенная чьей-то недрогнувшей рукой…
- Нат… - кажется, одними губами шепчу я ее имя и она, как всегда, слышит. Оглянувшись с досадой, что – во время боя, она останавливается на мгновение, которого достаточно, чтобы пуля пролетела мимо… Меня же неожиданно подкашивает и мне достаточно ужаса на ее лице, чтобы понять – я вместо нее, жизнь за жизнь…

Несколько часов назад
- Бартон, это дурацкая затея! – моя Нат стоит надо мной, лениво развалившемся на песке, в бухте крошечного островка где-то посреди Тихого океана.
– Проще дождаться обещанного джета со Стивом на борту, они нас и захватят на обратном пути.
- «Автобус» Коулсона с его детским садом и воспитателями будет здесь через пару часов. Они возвращаются в Центр для инструктажа по новой миссии, чего целый день терять, да еще с Роджерсом в компании.
- Конечно, ты лучше проведешь его в спарринге с Кавалерией! – огрызается она.
- Неужели я дождался этого чудесного дня, - веселюсь я, - ты ревнуешь!
- Не надейся, дорогой, - приблизившись ко мне, почти шепчет она, - я просто беспокоюсь, что ты перетрудишься, - увернувшись от моей руки, она ловко перехватывает запястье, дергая вверх и в сторону, отчего я оказываюсь у ее ног, в буквальном смысле. – А с Мэй никому и ничего не светит – она с Уордом спит.
- А ты у нас Старком заделалась – сплетни собираешь. В конце концов, секс еще не повод, как говорится, - пытаюсь шутить я, под ее недобрым взглядом умолкая.
- Это – не сплетня, - помогая мне подняться, произносит она, - а давно свершившийся факт. И тебе я это говорю вовсе не из моралистических соображений, - внезапно обняв меня, она говорит быстро, чтобы не передумать, - а просто, чтобы ты не забыл, что у нас – все иначе…
В немом изумлении я провожаю свою жену потрясенным взглядом, вот кажется – уже ко всем ее закидонам привык, так нет – каждый раз что-то новое…

Огромный самолет с грацией каракатицы тяжело плюхается на воду.
- Кавалерия за рулем, - с одной попытки угадывает моя Нат, - даже инжекторы не переключила.
- Он же не амфибия, - примирительно произношу я, - а просто с подключаемым модулем, да еще экспериментальный образец.
- Лучше бы полетели на джете, - бубнит она, с опаской входя в открывшийся, словно пасть дракона, задний люк.
- Боже мой! Это они!!! – нечто, пахнущее цветами, налетает на нас, едва не сбивая с ног, - те самые, агенты Романофф и Бартон! Прямо из Нью-Йорка!
- Прямо с необитаемого острова, - отстранившись, поправляет ее Наташа.
- Простите наших умников, - Уорд стоит, прислонившись плечом к переборке, - мы ведь об агентах такого уровня допуска, как ваш, только в отчетах о миссиях читаем. Живьем, как говорится, и не видели никогда. Привет, Наталья.
- Ну, не тебе-то жаловаться, Грант, - на всякий случай обнимая жену за плечи, отвечаю я. Протянув руку уже вконец смущенно девушке, представляюсь, - агент Бартон, угадали верно. А мне позволено будет ваше имя узнать?
- Агент Симмонс, - чуть воинственно выдвинувшись вперед, за нее отвечает кудлатый умник, - а я – агент Фитц.
- Как я сказал – наши лабораторные гении, - комментирует Уорд, - ФитцСиммонс – неразлучники.
- Ну, хватит уже! – по-свойски ткнув его локтем в бок, из глубины самолета появляется девица, вот иначе не скажешь. Они, с той же Симмонс, ровесницы, вроде, но – просто небо и земля. А моей Нат девчонка-то приглянулась. – Коулсон зовет, да и Мэй волнуется – взлетать пора.
- А с чего это Кавалерии-то волноваться, - язвительно интересуется моя Нат, - она и не такое в воздух поднимала.
- Да, было дело, - соглашается та, тоже в грузовой отсек заглянув, - хватит тут торчать, Романофф, заходите внутрь уже.

- Хороший самолет, - я вхожу в кабинет Коулсона, он поднимается навстречу, - рад, что ты …
- Да, - опережает он, - я тоже. Как ваша миссия, все благополучно, агент Бартон?
Так, похоже, что и тут нас пишут, иначе бы Фил говорил со мной иначе.
- Нормально…
- Ты помнишь, что это значит? – я почти улыбаюсь.
- Неразумно, откровенно, рискованно и маниакально.
- Еще помнишь, - усмехается в ответ Фил, становясь почти собой. – Я рад видеть вас с агентом Романофф у нас в «автобусе».
- Спасибо, что захватили. А то Нат собиралась лететь с Кэпом.
- Хорошая компания, - откликается Коулсон, наливая мне и себе нечто, напоминающее виски.
- Не спорю, - салютуя бокалом, отзываюсь я. – У тебя тоже здесь… - не заканчиваю мысль, неопределенно поднимая брови.
- Скай, - догадывается Фил. Хорошо, когда тебе нет необходимости что-то разъяснять. – Она необычная девушка.
- Более чем, - охотно соглашаюсь я, - Нат на нее стойку сделала, к чему бы?
- Может, она просто беспокоится, - аккуратно забрав у меня влажный от тающего льда бокал и поставив его на подставку, предполагает он, - из-за миссии, из-за происходящего вокруг.
- Наташа? Беспокоится? – хмыкнув, поднимаюсь, - ты давно ее не видел, - поглядев в приоткрытую дверь, наблюдаю за тем, как Скай «круги нарезает» возле Уорда, а тот явно флиртует с моей женой. – Откуда ты Гранта достал, не спрашиваю, а вот Кавалерия… чтобы ее выцепить, надо было поистине титанические усилия приложить.
- Она нуждалась в деле, мы – в ней, - в своеобычной манере отвечает мне Фил. – Я свяжусь с директором, сообщу, что все благополучно, вы на борту…

- А правда, что вы запрыгнули на скутер Читаури, прямо с земли и проехались на нем до крыши Башни Старка? – женская половина команды ФитцСиммонс высовывается из-за занавески, отделяющей гостевую зону от технической. Моя Нат улыбается, ловя меня на усмешке, и подтверждает, - почти. Мне помог Кэп – Стив Роджерс, можно сказать, подтолкнул.
- Вы не одолели бы Читаури, если Локи не сдался сам, - озвучивает Скай какую-то свою версию событий, - то, о чем нам рассказали в новостях и газетах, старательно подчищенный и приведенный в соответствие с требованиями секретности, материал. Вот взломай я архивы Щ.И.Т.а – и сразу всплыло, что Читаури всего на всего маленькие серовато-зеленые человечки с мощными мозгами. И все завоевание сводилось к несостоявшимся в нужном ключе переговорам.
- Ну, так взломай, - подначивает ее Нат. Судя по выражению лица моей жены, а она мило улыбается, эта Скай ей нравится. Но я достаточно хорошо знаю свою Нат…
- Грант, где нам устроиться, покажи каюту, - привлекаю внимание к себе, - а Мелинда за рулем? Сброшу вещи и схожу в рубку, если пустит.
- Тебя – пустит, - отзывается Уорд, с какой-то непонятной тоской на закрытую дверь рубки глядя.
- Тогда я заберу Уорда, - и вправду под руку того беря, язвит моя Наташа, - и мы пойдем в спортзал. У вас же здесь есть спортзал?
- Безусловно, - улыбается он, подмигивая, - пошли, Бартон, покажу вам ваше лежбище…


Зрелище из передних иллюминаторов открывается, поистине, фантастическое. Никогда не устану любоваться открытым для тебя во все стороны небом. На джете все чуть-чуть иначе, скорость и облака…
- Здесь, как на повозке после скоростного шоссе, - уловив мой молчаливый восторг, едва разжимая губы, произносит Мэй. – Как дела, Бартон?
- Идут, - также с улыбкой откликаюсь я, - и, в основном, в одном направлении.
- Это хорошо, - неопределенно говорит она, вглядываясь в показания приборов. - Черт! Коулсон, нам придется сесть.
- Ты с ума сошла, мы над враждебной территорией, - несется из переговорника, - нас просто в порошок сотрут, при попытке приземлиться.
- Мы либо сядем, - с непробиваемым спокойствием отвечает Мелинда, - либо утонем. Тебе выбирать.
- Хорошо, включи стэллс-режим и постарайся выглядеть как можно менее заметной, - я достаточно знаю Фила, чтобы за ровным фасадом его спокойного тона расслышать фальшь. Здесь явно что-то не так.
- Я постараюсь, - отзывается Мэй, плавно опуская штурвал.
- Что происходит, Бартон? – Нат в комлинке, по личному каналу, - мы падаем, нас атакуют, что?
- Всего понемногу, - невнятно откликаюсь я, - мы в стеллс-режиме, с самолетом что-то не в порядке, Мелинда сказала – без посадки никак.
- Кавалерия, как всегда, должна последнее слово за собой оставить, - язвит моя жена, - тут эта парочка умников затащили меня в свою лабораторию, хотят взять кровь. Я тебе еще буду нужна?
- Ты мне всегда нужна, - произношу я, ставшую почти кодовой, фразу. – Мне придти – тебя за ручку подержать? – мало кто в курсе, кроме медиков, конечно, что Наташа не выносит вида собственной крови, при этом совершенно индифферентно штопая меня.
- Иди ты, Бартон! – шипит моя ненаглядная, аки кобра, - справлюсь.
- Я просто предложил, - отключаясь, ловлю себя на улыбке.
- Ты бы так активно мух с котлетами не мешал, - не глядя на меня, в пространство произносит Мэй, - личное – это бодро, весело и вообще жить помогает, но наша работа…
- Для нас одно без другого просто не существует, - осторожно покосившись на нее, замечаю, - когда знаешь, что рядом тот, кому ты можешь довериться и открыться, становится легче работать.
Мазнув по мне своим «фирменным» взглядом, Мелинда тяжело опускает самолет на землю, - нас заметили…
И, действительно, два истребителя, словно злобные осы, кружат над нами.
- Это невозможно, мы же в невидимом режиме! – разносится по «автобусу» голос Скай.
- Внимание, - снова Коулсон – собран, подтянут, деловит, - у нас серьезные повреждения руля высоты, без которого мы не сможем ни взлететь, ни приземлиться. Пока агент Мэй и агент Бартон займутся поломкой, прошу агентов Романофф и Уорда обеспечить безопасность периметра, просто – на всякий случай.
- А что делать нам? – влезают из своей лаборатории ФитцСиммонс. – И Скай?
- Я найду, чем вас всех троих занять, - отзывается Фил.


***
- Наталья, можно спросить? – Грант выглядит подавленным с тех самых пор, как мы оказались на борту. Я киваю, продолжая методично экипировку проверять. – Вы с Бартоном… ходят слухи… как вам работается вместе… ну, после…
- Секса? – насмешливо перебиваю я, - Бодро и весело, Уорд, как и тебе… после … с Кавалерией…
- Это сплетни! – торопливо возражает он, я опять киваю.
- Ну да – злые завистники только и делают, что рассказывают о нас гадости… А, если серьезно – не пытайся ее удержать, потому что в итоге у тебя в руках останется лишь пепел от лягушачьей кожи…
Он сморит непонимающе, почти, как мой Клинт, тряхнув головой, собирается, - готова? Тогда выходим…
Мы приземлились где-то воле воды – тянет сыростью и болотом, плоская, словно блюдо, равнина и лес вокруг. Звуков истребителей я больше не слышу, Грант подает мне знаки – двигаться вперед, сам обходя самолет под крылом с другой стороны. Бункер на краю этой самой поляны наводит на мысль об искусственности происхождения всей этой красоты, присев – проверяю под ногами… Ну, так и есть, сталь, на ощупь и по звуку, в несколько десятков слоев, скрыта травой.
- Коулсон, мне все это не нравится, - произношу в комлинк я, обозревая периметр, - мы будто на крышку чайника приземлились. Ты уверен, что она не захлопнется над нами?
- Нет, - односложно отвечает он. – Уорд, что у тебя?
- То же самое, - напряженно отзывается он, - я согласен с Романофф, здесь все очень «не так». Может, проще куда-нибудь перелететь?
- Как, на честном слове? – в голосе Мэй, кажется, яду чувствительно прибавляется, когда она с Уордом говорит, - у нас руль высоты заклинило, сели – чудом.
- Значит, чудом и взлетим, - спокойно отвечает Уорд, - если ты все исправишь.
- Ta ma de*! – отчетливо несется с той стороны на китайском, но все вокруг понимают – о чем она.
- Не играй с огнем, Уорд, - тихо шепчу я, а в наушнике на личном канале голос Бартона, - Держитесь ближе к деревьям, там будет – за что уцепиться, если что.
- Наталья, дойдем до того края, - предлагает Уорд, - проверим – на предмет панели управления этой мухоловкой…
- Хорошо, двигаемся по кругу, с противоположных сторон, - соглашаюсь я, - и, Грант, держись ближе к деревьям…

- Мы не взлетим, - спустя сорок томительных минут сообщает в эфир Мэй, - и, не потому что Бартон – плохой механик.
- Эй, я хороший механик! – возмущается мой муж. Игнорируя это высказывание, Мэй продолжает, - Нас удерживает силовой захват, идущий из центра бункера, что под нами. Его надо отключить.
- Мы сделаем, - решаю я прежде, чем Клинт что-то возразит, - мы все равно уже здесь, найдем вход и отключим все, что найдем.
- И уроните нас внутрь, - флегматично реагирует Коулсон, - нет, так не пойдет. Нужна разведка. ФитцСиммонс, вы нашли что-нибудь?
- Да, сэр, - девичий голос в эфире звучит невесело, - нам удалось найти планы похожих строений, но все эти сооружения засекречены и подотчетны.
- Не все, - Скай врывается в доклад без предупреждения, - я тут хакнула один очень закрытый сайт…
- Я вот сейчас сделаю вид, что я этого не слышал, - ровным тоном реагирует Фил, - но потом мы найдем время, чтобы обсудить это.
- Конечно-конечно, - торопливо соглашается эта коза, - так вот, здесь есть схема таких бункеров…
- Перешли агенту Уорду.

Мы бы успели отключить силовое поле, но истребители над нами кружили не зря, нас заметили… И, хоть самолет в стеллс-режиме, но контр-агенты знают, что мы где-то здесь, поэтому огонь ведется методом «ковровой» бомбардировки, то есть – расстреливают все, что движется. Невидимость дает дополнительные преимущества, работая, как щит от пуль, не давая им возможности добраться до цели.
- Агент Уорд, агент Романофф, немедленно возвращайтесь внутрь! – приказной тон Коулсона призван проиллюстрировать важность миссии, но в итоге все получается наоборот.
- Фил, - скрываясь за деревьями, отвечаю я, - какой смысл прятаться, чтобы нас всех, вместе с вашим «автобусом» взорвали? – И, переключившись на личный канал, - вот спасибо тебе, дорогой, за бесхлопотную поездку домой!
- Коулсон, мы попробуем пройти в бункер, - за нас двоих принимает решение Уорд, - иначе, Наталья права, погибнут все.
Происходящее далее можно объяснить лишь всеобщим помешательством и паникой – Скай, выбравшись из открытого люка, короткими перебежками устремляется к бункеру. Ее передвижения скрыты от Уорда громадой самолета, а я отчего-то не говорю ни слова в эфир.
- Нат, ты долго будешь неподвижную мишень изображать! – Бартон явно «на грани», мне еще его здесь с его благородным оружием не хватает.
- Не высовывайся, Бартон, - на всякий случай, предупреждаю я, - мы возвращаемся.
- То есть? – возмущается Грант, - не отключив систему?
- Это сделают и без нас, - не вдаваясь в детали, отрезаю я, как агент с приоритетным уровнем допуска, - у нас сейчас своих хлопот прибавится…
Это я о внезапном десанте, вернее – об очень грамотно экипированных вояках, словно ниоткуда появившихся вдруг на круглой поляне…
- Liu kou shui de biaozi he houzi de ben erzi*, - видимо, и Кавалерия в иллюминатор наших гостей, наконец, разглядела, - Уорд, валите оттуда на первой скорости, Романофф, ты меня слышишь?
- Конечно, тебя все слышат, Мэй, думаю, даже они.
Нас с Уордом методично отжимают к краям поляны, разделяя и отрезая путь к самолету.
- Нат, я выхожу, - сообщает мне мой муж. Именно – ставит в известность, не более, лишая меня какой-либо возможности выбора…
- То, что ты – идиот, мне давно известно, - уже не заботясь об открытости эфира, огрызаюсь я. – Не стоит оповещать об этом все агентство. Уорд, ваша мелкая искательница приключений «на вторые девяносто», кажется, проскользнула внутрь.
- Скай?! – несколько хорошо вооруженных бойцов вдруг теряют цель, а вместе с ней и смысл своего существования – Уорд уходит из окружения, проскользнув между стволами, оказывается у них за спиной и методично расстреливает, из их же оружия.
- Наталья, ты точно видела, как она прошла в бункер?
- Я видел, - отзывается мой муж, уже с противоположной от меня стороны самолета разбирающийся с парой боевых единиц, - она систему отключит, и мы взлетим.
- Хороший план, - у меня день явно не задался, боец попался тупой, но сильный, мне удается лишь избегать попадания в его объятия, но долго это не продлится.
- Бартон… - прикусив губу, когда он швыряет меня, в очередной раз, вниз головой об землю, я сдаюсь, - помощь не помешала бы…
- Сейчас… - стрела пролетает дюймах в двух от меня, а секунду спустя ее хищное оперение торчит из его глаза.
- Спасибо…
- Это еще не все, - произносит мой муж, обернувшись, понимаю, как он прав. Со следующей волной нам не справиться, хотя бы – потому что их больше и Вера горит в их глазах. Нам не справиться, даже с Бартоном, потому что запас стрел не вечен, да и сам он – не Тони Старк и даже не Кэп, а Уорд ранен и, судя по всему, серьезно – кровь струиться между пальцев, зажимающих рану. Выход один.
- Мы сдаемся, - принимаю решение за нас двоих, - сделаем, что нужно, в самолет проведем, только дайте мне помочь своему агенту.

Нам повезло, что здесь, на объекте, одни дуболомы. Видимо, у них одна директива – хватать тех, что залетают в эту ловушку и только потом сигнализировать своим боссам. Это играет на нас, если удастся потянуть время, у Скай получится отключить силовое поле и мы, наконец, уберемся отсюда. Как вернется она – меня волнует мало, почему-то я уверена, что она вывернется.
По возвращении на борт выясняется пара забавных моментов – Мэй заперлась в каюте летчиков и не собирается туда кого-либо впускать, Бартон остался снаружи, эти «мозги в кулаках» его не приметили, а Симмонс умеет обращаться с аптечкой первой помощи.
- Вы обещали, что сделаете все необходимое, - это их «главнюк», мне смешно, но стараюсь сдержаться, - но ваш пилот …
- Она не понимает по-английски, - быстро нахожусь я и, к двери подойдя, перехожу на китайский. - Мэй, тут со мной трое, еще столько же торчат у ФитцСиммонс в лаборатории, пока она Уорда штопает. Коулсона они отключили, Бартон снаружи, его не засекли. Скай – в бункере.
- Грант ранен? – тоже на китайском уточняет она, ровный тон меня не обманывает. – Как серьезно?
- Он нам не помощник.
- Сейчас выхожу….
Наверное, нам бы все удалось – как задумала я, но везение кончилось. У Скай что-то пошло не так, и включилась сигналка. Мы потеряли фактор внезапности и возможность – смыться, не привлекая к себе внимания. Увы…

- Нат, уйди с линии огня! – слышу я, это мой Бартон не желает оставаться в стороне от заварухи, что устроили мы с Кавалерией. Те громилы, что пришли с нами, уже давно отправились к праотцам, но в открытый самолет лезет много всякой шушеры. Держимся еще только мы – я, она и Бартон, но все ресурсы имеют тенденцию к исчерпыванию. Оклик Клинта и его взгляд, явно проследивший траекторию пули, я слышу и вижу, вот только сделать ничего не могу – она летит прямо в меня. Но что-то сбивает ее с курса, зато один из оставшихся в живых бойцов, достает Бартона ножом, по самую рукоять всаживая его ему под ребра…
Твою мать! Твою мать! Твою мать! Да, его ранят не в первый и не в последний раз, но я не могу – не переживать его боль вместе с ним…
- Мэй, супер-аптечка? – так кидает мрачный взгляд в сторону лаборатории, откуда безуспешно пытается выбраться парочка умников, - у них? Черт!
Мне нужен рентген, шовный набор или хотя бы анализатор нашей аптечки, а на деле под рукой лишь одна из подушек с кресел – рану пережать.
- Держи крепче, слышишь меня, Бартон? – я давлю сильнее, чтобы боль сделала свое дело и немного оттянула момент его отключки. – Ты мне нужен еще здесь!
- Я всем нужен, - через не могу усмехается он. Это – хорошо, значит, есть шанс…
- Сделай мне еще одно одолжение, - помогая ему подняться, подставляю плечо, - дойди до лаборатории, ее надо открыть, у них там – Уорд и аптечка.
- Все приходится делать самому, - пеняет он, благодарно зарываясь лицом в мои волосы. Я, наконец, замечаю, что почти не дышу – делаю глубокий вдох… выдохнули – пошли дальше этот бардак разгребать…

***
Спустя несколько часов, уже в воздухе

Самое интересное, что закончилось все как-то на удивление прозаично – откуда-то возникает Коулсон с очередной разработкой «оружейников» нашего агентства и от нападавших остается одно лишь воспоминание.
- Вы долго собираетесь еще здесь торчать? – Скай, тоже появившись неожиданно, моментально углядывает раненого Уорда, - Мэй, взлетай, я систему отключила, но это ненадолго!
Сквозь приятную пелену обезболивающего я вижу и слышу все, происходящее вокруг – Кавалерия поднимает тяжелый самолет почти вертикально, без необходимой подготовки, нам дорого время. Скай, просочившись внутрь лаборатории, сидит возле еще спящего Уорда – не везет парню. А моя Нат тихо беседует с Филом – не о деле, обо мне…
- Дай мне возможность, Фил, я не прошу о большем. И сделаю все сама.
- Наташа, мы прилетим через пару часов, и медики им займутся. Агенты Симмонс и Фитц уверили меня, что эти два часа он вполне протянет на анестезии.
- А до этого ты предлагаешь мне, - ее голос все-таки срывается, - сидеть и просто за руку держать? А если что-то случится?
- Тогда будет неважно – в каком он состоянии! – резко обрывает дискуссию Фил, возвращаясь в свой кабинет.
Моя Нат, действительно, сидит рядом, я чувствую ее взгляд. – Сама зашить – брезгуешь, - с видимым усилием усмехаюсь я.
- Ага, вот только и мечтаю поскорее от тебя свалить, - в долгу не остается моя любимая заноза, хотя в глазах ее я легко читаю тревогу и заботу, - все ты – полетим с Филом, тихо и без проблем…
Перехватив ее руку, к губам подношу, - моя радость, хочешь, чтобы я сказал, что был неправ? Виноват, прости.
- Это не ты, - совсем другим тоном отзывается она, мягко вороша мне слипающиеся от пота волосы, - во всяком случае, я надеюсь, что ты не это планировал, в качестве развлечений на дорогу.
- Мне хотелось развлечь тебя, - признаю я, - но это все-таки слишком… - анестезия заканчивается и новый приступ боли накрывает меня, я замолкаю, крепче сжимая ее пальцы и старательно избегая ее взгляда.
- Фитц, еще дозу! Мне пофиг! Еще – или я сейчас сама его прооперирую! – все это я слышу сквозь противный розовый туман, который постепенно рассеивается, вместе с болью и частью сознания куда-то в стратосферу уносясь.
- Бартон, ты как?
- Как в сказке, - слышу я свой собственный голос будто со стороны, - ты стала летающим агентом, Нат?
- Симмонс, у него жар… нет, я – знаю! Все, валите отсюда, вон, я сказала! – благополучно покинув свое тело, парю рядом, наблюдая, как моя Нат ловко управляется с хирургическими инструментами… Вот оно – внутри глубокой ножевой раны застряла капсула с каким-то веществом. Видимо, нож с секретом и яд должен замедлить и усилить агонию жертвы. Закусив губу, моя Нат расширяет рану, пытаясь добраться до почти незаметной капсулы, которая уже начала благополучно разрушаться.
- Черт! Нужен пинцет… - сама с собой беседует моя жена, - ты так планировал меня занять, Бартон? – это уже ко мне, - Идиот! Ты кретин, ты знаешь об этом? Если нет – я просвещу тебя в этом вопросе. Ты ревнуешь к Кэпу, банально и безосновательно, вот почему сегодня ты потащил меня на этом «автобусе», а не на джете. А тебе ведь прекрасно известно, что я не буду оправдываться, потому что это – я. Потому что для меня, кроме тебя, больше никого нет, да и не было никогда, и не будет…
Закончив со швом, моя Нат склоняется ко мне, - Прошу тебя, не делай из меня вторую Кавалерию, агентство этого просто не перенесет.
Меня тянет назад и я позволяю себе вернуться, ухватив ее запястье, рывком притягиваю на себя, хотя сил почти нет, - Кавалерии из тебя не получится, - пристально глядя, совершенно серьезно отвечаю, - ты ценишь собственную жизнь еще меньше, чем она…
- Я живу – ради тебя, - также тихо откликается моя жена, - из-за тебя и для тебя.
- Я помню об этом всегда…

Практически бесшумные шаги в соседнем отсеке сообщают мне что у Гранта тоже посетители. И это явно не Скай, от которой всегда много шума и суеты.
- MayLind, da bianhua*, - нараспев, как и положено в мандаринском наречии, вполголоса произносит Уорд. Интересно – меняет что?
- Я просила тебя, не говорить со мной так, - а броня-то у нее с трещинами, - мы либо продолжаем играть по установленным правилам…
- Либо… – Уорд явно в замешательстве, - не продолжаем? Ты сама не можешь произнести этого, bao bei*…
- Прекрати! – почти шипит она. Я неплохо знаком с китайским, чтобы понять его. Мелинда же понимает и без слов, видимо, там на полутонах все, жаль – я не вижу…- Я сейчас вернусь за штурвал, ты – в кровать, а поговорим обо всем завтра на базе, на том же месте, где обычно. Dong ma?*
- Конечно, я все понял, - как-то слишком быстро соглашается Грант, - а теперь, когда мы все уладили…
- Пусти… - а вот это уже называется – шутки кончились. И, видать, и Уорд это разглядел.
- Уже … отпустил…
Прямая и быстрая, как всегда, агент Мэй мелькает мимо моего отсека, а пару минут спустя заглядывает Грант.
- Ты ничего не слышал?
- А что-то должен был?
- Нет, ничего особенного, - он потирает глаза, словно с мыслями собираясь. Но, вместо того, чтобы спросить о том, что тревожит, Уорд замечает, - Никому, кроме напарника свое тело не доверяешь? – на мой выразительный взгляд он поясняет, - она тебя зашивала заново, там внутри раны какой-то сюрприз был.
- Раз это сделала Наташа, значит – все в порядке, - отвечаю я, садясь на койке. – А ты как?
- Уже почти в строю. Не могу просто так валяться, без дела.
- Что у вас с Кавалерией? – в лоб спрашиваю я. Не люблю лезть в чужие дела, но тут такое чувство, будто он сам хочет поговорить об этом…
- Ничего, - пожимает он плечами, - во всяком случае, она так говорит.
- А что думаешь ты? Грант, ты пойми, решение кто-то один из вас принять должен. Потому что «снимать стресс» вечно все равно не выйдет. Поверь мне, я знаю…
Он усмехается, - и кто из вас двоих решил «иначе»?
- Это неважно, - отвечаю я, - это было давно. Да и не в нас с Нат дело.
- Да, дело не в вас… - задумчиво соглашается он, а я подливаю масла в огонь.
- И вас ведь в этом раскладе не двое, Уорд, вас – трое…
- Ты о Скай, - вымученная улыбка призвана его замешательство скрыть, - у нее это пройдет, восторг влюбленности бывает полезен при обучении…
- Ну да, и очень вредит – на работе, - усмехнувшись, скорее своим мыслям, а не моей плоской шутке, Уорд отправляется к себе.
Я же, закрыв глаза, снова вспоминаю то, что пережили мы с Нат, вместе…

Ночь и Нат – это первое, о чем думаю я почти каждое мгновение дня. Я не впервые «схожусь» с девушкой и, тем не менее с ней все – как в первый раз. Я не могу заставить себя перестать постоянно вспоминать малейшие подробности минувшей ночи, и подгонять день, чтобы следующая наступила быстрее.
- Проснись, Бартон! – она хлопает меня по плечу, - в каких небесах ты летаешь?
- В огненно-рыжих, - улыбнувшись, я пытаюсь приласкать ее, притянув ближе. Она, словно лиана, такая же гибкая и податливая, и также легко ускользает из моих рук.
- Это – плохая идея, Бартон, - в глазах ее замечаю вдруг огонек настороженности, словно сигнал «опасно!». – Мы напарники, партнеры, со временем, вероятно, станем друзьями. Не порть все сейчас. То, что происходит ночами – просто снятие стресса, не более. Разрядка. Мы – не вместе…
- Хорошо, - улавливая невысказанное, соглашаюсь я, - мы не – вместе. Отдельно ты, отдельно я, просто – столкнулись на миг…
- Да, - почти успокоившись, она кивает, складывая губы в такой призывный бантик, что у меня внутри все переворачивается. – Будем работать дальше…


Про «мы – не – вместе» моя упрямица убеждала меня и себя следующие пару лет, мне хватило терпения и ума с ней не спорить, а просто – дождаться своего часа…

Мы вернулись. Не могу в это поверить, после изнурительных расспросов, отчетов, докладов, после медблока, где меня подвергли остракизму, а Бартона всего просветили и искололи, после всего вот этого хаоса и мытарства – мы вернулись домой…
- Еще раз я услышу от тебя Коулсон и «автобус» в одном предложении, - почти ровным тоном произношу я, потому что на эмоции просто нет сил, - и я не ручаюсь, что от тебя останется что-то дееспособное.
- Ох, не пугай, ласточка моя, - откликается он с дивана, на который я его уже успела уложить, по рекомендации наших медиков. – Лучше иди сюда…
- Да некогда мне, Бартон, в обнимашки играть, - отмахиваюсь от него, отправляясь на кухню. – Тебя, вообще-то чем-то покормить надо, ты у нас не можешь святым духом питаться.
Он смеется, мой Клинт, и на душе сразу делается легко. Возможно, Мэй права и нужно отгородиться от всех высокой и крепкой стеной, чтобы ничего не могло извне проникнуть. Может быть, тогда я почувствую долгожданное спокойствие, ощутив его руки на моих плечах и поняв, что он – мой Клинт, навсегда со мной и никуда не уйдет. Сердце щемит невнятная нежность, когда я украдкой смотрю на него, мне кажется, он – знает… Мы ведь всегда чувствуем друг друга, даже на миссиях, особенно – на миссиях, когда представления о жизни и смерти немного смещаются, оставляя поле для кривотолков.
- Эй, Нат, - негромко зовет он, ловя мой блуждающий взгляд, - побудь со мной… - Ну как ему отказать…
_________________________
* Ta ma de - Твою мать!
Liu kou shui de biaozi he houzi de ben erzi - Тупое отродье обезьяны!
MayLind, da bianhua - МэйЛинд, это все меняет
bao bei - Милая
Dong ma? - Понятно?


URL записи

@темы: Сериалы, Прекрасное, Агенты Щ.И.Т.а/Agents of S.H.I.E.L.D., Агент Грант Уорд/Бретт Далтон

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Этюд в темных тонах

главная